ГлавнаяНовостиЛицаФото/ВидеоГазетаКонтакты

27 августа 2018

Владислав Вакаев: "Рывок Алтая – образ будущего"

Депутат Алтайского краевого Законодательного Собрания, секретарь Бюро Совета регионального отделения партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в Алтайском крае Владислав Вакаев продолжает серию публикаций "Рывок Алтая". В данном материале обозначены перспективы развития региона.

"ПРОБЛЕМЫ ЭНЕРГЕТИКИ

В предыдущей части мы рассмотрели, как грядущий дефицит продовольствия в мире повлияет на судьбу Алтая в ближайшие десятилетия. Но есть еще два важных ресурса, определяющих развитие цивилизации – энергия и металл. И с ними у человечества будут серьезные проблемы. Пик добычи большинства из используемых человечеством ресурсов мы уже миновали. Значит впереди – сокращение их добычи при одновременном увеличении потребности. Это, как и в ситуации с продовольствием, будет приводить к различным формам конфликтов – от торговых до "горячих" войн.

Наряду с продовольствием впереди нас ждет серьезный дефицит энергии. Нефти осталось на 50 лет, газа на 60, скоро начнет ощущаться нехватка сырья для атомной энергетики – урана. Специалисты швейцарского Института физики частиц, проанализировав историю добычи урана в мире, пришли к выводу, что текущих разведанных запасов не хватит для обеспечения топливом существующих и планируемых АЭС в следующие 20 лет. Они считают, что дефицит урана приведет к естественному поэтапному отказу всего мира от атомной энергии. Свертывание АЭС уже началось в тех странах, чья политическая субъектность ограничена – Японии и Германии. Но это позволит лишь ненадолго оттянуть неизбежное – урана все равно надолго не хватит. Тем более, что Китай планирует построить 40 атомных электростанций в ближайшие 15 лет. Правда, где он возьмет необходимые для них топливные элементы, пока непонятно. Кроме того, целый ряд развивающихся стран также большие надежды связывает с атомной энергетикой. Им придется идти на поклон к России, у которой с сырьем для атомной энергетики дела обстоят неплохо – для наших АЭС урана хватит надолго.

При этом надежды на альтернативную энергетику, похоже, не оправдываются. Ее развитие также ограничено дефицитом ресурсов. Так, ветровая энергетика требует значительного количества редкоземельных металлов. Каждый мегаватт мощности ветряной турбины требует 200 кг неодимового сплава – в нем 28% неодима и от 3 до 12% еще более редкого металла – диспрозия. Напомню, ведущим поставщиком этих металлов является Китай (92-93% всей добычи в мире). Но там объемы добычи стабильно снижаются, а запасы могут истощиться в течении ближайших 15-ти лет. При этом желание Китая обеспечить собственные энергетические проекты будущего может привести к тому, что объемы поставок редкоземельных элементов на мировой рынок будут резко сокращены. Вот почему с 2015 года инвестиции в ветровые электростанции начали снижаться.

С солнечной энергией все еще сложнее. Для производства солнечных батарей нужен кремний – вещество весьма распространенное и доступное. И пусть для производства одной панели тратится энергии почти столько же, сколько она выработает в течении срока своей службы, технологии совершенствуются. В результате цены на солнечные панели стабильно падают – в 2017 году они снизились на 14%. За счет этого падает и стоимость получаемой электроэнергии: если в 2009-м один киловатт-час обходился в среднем в 30 центов, то в 2017-м – всего в 8–9 центов. Казалось бы, за ними будущее. Но проблема в другом – солнечная энергетика требует дорогостоящего аккумулирования, ведь солнце светит не всегда. А для аккумуляторов нужен свинец, дефицит которого в мире нарастает. Впрочем, об этом немного позже.

В этой ситуации на арену вновь выходит старый добрый уголь. Так, США начали вновь открывать угольные шахты. Они были законсервированы в период президентства Барака Обамы, который увлекался альтернативной энергетикой. Но она показала весьма ограниченные возможности. Если Америка способна решить проблему нехватки энергии за счет собственных запасов, то бурно развивающаяся экономика Юго-Восточной Азии совсем скоро столкнется с колоссальным дефицитом энергоресурсов. Так, в Китае совсем скоро иссякнут доступные для промышленной добычи месторождения угля. Именно он стал энергетической основой китайского экономического чуда. И оно может очень скоро закончится. Пытаясь оттянуть этот момент, Китай увеличивает объемы импорта угля. В будущем они будут только нарастать.

Кстати, наши соседи – Кемеровская область, прекрасно понимают ситуацию и готовятся извлечь из нее пользу. Уже сейчас Кузбасс планирует в ближайшие годы в полтора-два раза увеличить добычу угля, одновременно отстраивая систему его доставки в порты Приморья.

Но если повышение спроса (и цены) на уголь – благо для Кузбасса, то для Алтая – беда. Ведь наша энергетика практически полностью зависит от кузбасского угля. Отсюда простой вывод – нашему краю нужно в срочном порядке проводить модернизацию энергетической системы региона. Иначе совсем скоро платежи за коммуналку могут "похоронить" экономику региона, станут неподъемными для краевого бюджета и отдельных домохозяйств. Что, в свою очередь, может стать причиной роста социальной и политической напряженности.

Одновременно нужно решать и задачу диверсификации источников энергии. Выбор их ограничен: газ, гидроэнергетика, атом. Вот, пожалуй, и все. В идеале использовать надо все три. Тянуть газопроводы в отдаленные точки края, помогая газифицировать частные домовладения. Строить бесплотинные ГЭС. И даже ставить вопрос о создании плавучей АЭС – ее можно было бы завести вверх по Оби.

БИТВА ЗА МЕТАЛЛ

Если с источниками энергии на Алтае беда, то с металлом – совсем наоборот. У нас, к сожалению, нет (или пока не обнаружено) запасов главных металлов XXI века – редкоземельных. Они незаменимы при производстве широкого спектра современной высокотехнологичной продукции, в первую очередь электроники. Но зато у нас есть цветные металлы – медь, свинец, цинк, а также сопутствующие им элементы – кадмий, селен, индий, германий и т.д. В общей сложности на территории Алтайского края находится как минимум 10 месторождений полиметаллических руд с промышленными суммарными запасами 55 млн тонн. Все эти металлы скоро окажутся в большом дефиците. Если железной руды человечеству хватит на 57 лет, а меди на 41 год, то никель закончится через 37 лет, олово – через 21 год, цинк – через 19 лет и свинец – через 18 лет. Уже сейчас цены на цветные металлы бьют рекорды – мировая экономика начинает ощущать их дефицит. По мере исчерпания месторождений в странах, являющихся сегодня лидерами по производству свинца, цинка и меди, будет обостряться конкурентная борьба за оставшиеся запасы. Так что несложно спрогнозировать большой интерес к российским металлам.

Вот почему алтайские месторождения скоро окажутся в центре внимания как крупного бизнеса, так и государства. И нам нужно добиваться, чтобы горнодобывающие компании по-настоящему вкладывались в развитие экономики, инфраструктуры и социальной сферы региона. Увеличивали количество высокооплачиваемых рабочих мест, углубляли переработку, не экономили на рекультивации и экологичных технологиях. А не отделывались чисто символическими жестами в виде подарков автомобилей скорой помощи.

БОЛЬШИЕ ГОРОДА...

Впрочем, тенденции развития человечества связаны не только с поиском путей решения проблемы дефицита ресурсов. Есть и другие, не менее важные явления. Одно из них – урбанизация. Как бы нас это ни раздражало, человечество концентрируется в крупных городах. И процесс этот будет только нарастать. По мере развития средств транспорта агломерации будут разрастаться, включая в свою орбиту соседние, менее крупные города. Агломерации словно магнит притягивают к себе людей и ресурсы, обрекая других на отставание. Классика жанра – богатые богатеют, бедные беднеют.

На юге Западной Сибири на роль центральной агломерации уверено претендует Новосибирск. Структура его экономики в наибольшей степени соответствует потребностям постиндустриального общества. Значительный научный потенциал, развитая сфера услуг, выгодное географическое положение и хорошая транспортная инфраструктура – все это дает Новосибирску важные конкурентные преимущества. Он будет активно развиваться, вытягивая ресурсы из своих соседей. Остановить этот процесс мы не сможем. Значит, нужно включаться в него. Нравится нам это или нет. Следовательно, Барнаул, Новоалтайск, Первомайский и Тальменский районы в ближайшие десятилетия имеют все шансы стать частью большой Новосибирской агломерации. Разумеется, это станет возможным только при условии целенаправленных действий краевой власти, которая должна найти пути встраивания в этот мегаполис. В первую очередь – за счет развития транспортной инфраструктуры. Во вторую – за счет включения в перспективные проекты в области инновационной экономики, логистики, науки, образования, культуры.

Значит ли это, что только северная часть Алтайского края, прилегающая к Новосибирску, имеет перспективы для развития? Нет. Любая агломерация является локомотивом развития прилегающей территории. Люди, живущие в ней, будут хотеть есть и отдыхать. А еще – оздоравливаться. Так как агломерация, несмотря на многие плюсы, вредна для здоровья. Алтай может и должен предложить для жителей мегаполиса широкий спектр рекреационных услуг. Благо, для этого есть все условия – уникальные природные объекты, исторические памятники, натуральная еда. Правда, для того, чтобы это все стало привлекательным для туристов, нам нужна качественно иная инфраструктура.

Кстати, она будет востребована и жителями Кузбасса. Я уже говорил о том, что наши восточные соседи планируют резко нарастить объем добываемого угля. Так что совсем скоро денег у них будет больше. А вот здоровья – меньше. Так как кратно объемам добычи вырастут и объемы вредных выбросов. Соответственно, перед угледобывающими компаниями будет ставиться вопрос о направлении части своих сверхдоходов на оздоровление населения. И Алтай должен стать привлекательным для этого. Сегодня же даже нет нормальной дороги, связывающей Южный Кузбасс и Алтай. О каком развитии туризма в этих условиях можно говорить?

* * *

Что же, увидев контуры весьма непростого будущего, теперь можно сформулировать предложения в реальную программу развития Алтая. Впрочем, делать это я буду уже после выборов губернатора в Алтайском крае. Дабы сейчас мои идеи не получили клейма "предвыборных", которым, как известно, грош цена. Ведь программы на выборах, как правило, пишутся политтехнологами, зачастую даже не понимающими специфики региона. Как следствие, о них забывают наследующий день после голосования. Но выборы скоро кончатся и перед нами в полный рост встанет вопрос "что делать?". Ведь для того, чтобы вытащить Алтайский край из ямы, нам нужен настоящий рывок. И для того, чтобы он стал возможным, нам нужно понимать, где концентрировать усилия. Как говорил Рене Декарт, хромой с фонарем быстрее достигнет цели, чем всадник, блуждающий в темноте".

Партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ увеличила количество муниципальных депутатов по итогам выборов
Справедливороссы подготовили законопроект о помощи больным сахарным диабетом
Алтайский справедливороссы предложили ввести денежные выплаты "детям войны"
Фракция СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ выступила "За" поправки в Кодекс о выборах
Законопроект СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ о помощи детям-сиротам рассмотрели на очередной сессии АКЗС
Программа партии
Руководство
Устав партии
История партии
Контакты
Вступить в партию