ГлавнаяНовостиЛицаФото/ВидеоГазетаКонтакты

17 декабря 2019

"Если будем вести себя, как медведи в спячке, проблемы не решатся никогда"

Депутат Государственной Думы, лидер алтайских справедливороссов Александр Терентьев в интервью ИА "Банкфакс" рассказал о работе в ГД, оценил итоги деятельности фракции эсеров в АКЗС, регионального отделения партии, высказал позицию о прямых выборах мэра Барнаула.

2019 год стал непростым не только для жителей Алтайского края, но и для ведущих политических сил региона, одни из которых теряли рейтинг, другие – сторонников, а третьи – места в представительных органах после скандалов с декларациями. Впрочем, это не помешало реготделению партии "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" весь год активно работать над законодательными актами, с которыми "партии власти" приходилось считаться, а также реализовывать различные проекты на местах. Подвести итоги года, рассказать о существующих проблемах и поделиться секретами успеха с ИА "Банкфакс" согласился лидер алтайских эсеров Александр Терентьев.

Александр Васильевич, можно ли назвать 2019 год успешным для алтайского реготделения "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ"?

– Мне в этом году важнее всего были не какие-то победы, а приход новых людей. Странно об этом говорить, но этого не произошло. Казалось бы, идет развитие страны, молодое поколение должно быть не только образованным, но и политически грамотным, понимать, из чего, собственно, складывается их жизнь и в селе, и в городе, видеть ориентиры в мире. Но они этого не хотят. Мы каждый год объявляем "Справедливый призыв", работаем "в поле", но привлечь их становится все труднее. "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" не из тех, кто поучаствовал в выборах и пропал без вести до следующих. Уже 13 лет мы работаем каждый день и понимаем для чего. Мы хотим развивать и большую, и малую родину, поэтому хотелось бы, чтобы нас было больше, но пока это не удается.

– Тем не менее алтайское реготделение эсеров считается одним из сильнейших в России...

– Считают нас самым сильным реготделением или нет, мы всегда стремимся быть лучше. Я сам не люблю плестись в хвосте, и люди у нас собраны амбициозные, компетентные и очень работоспособные. Это небольшая, но энергичная команда. Вопрос в другом – когда я собираю какой-то совет или конференцию, замечаю, что молодежи немного. Мы столько вместе прошли, столько отработали, кого-то потеряли из-за тяжелой болезни, кто-то просто ушел из жизни, а идею социальной справедливости мы пока так и не донесли. Даже если партия наберет 20-25 % голосов на выборах, этого недостаточно. Только из этих соображений я говорю, что мы пока добились немногого. Если говорить о наших достижениях в целом, перечислять можно долго, но это, скорее, какие-то точечные, "косметические" вещи.

В том же Камне-на-Оби не так давно нам удалось одержать победу и добиться ставки исчисления налогов не 0,3, а 0,1. Так у "партии власти" и тут не хватило сознательности нас поддержать. Они взяли на себя такую ответственность перед гражданами для чего? Чтобы поднять НДС, социальные сборы, увеличить пенсионный возраст или все-таки как-то облегчить людям жизнь? Я считаю, что в такое тяжелейшее время не поддерживать социально ущемленное население – недопустимо. Как бы то ни было, депутаты "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ" смогли эту ситуацию "продавить", хотя я лично вообще в нее не вмешивался, это было их решением. Радует и то, что нам в последнее время удается добиваться того, чтобы наши законопроекты и поправки принимались.

– Кстати, как вы относитесь к тому, что некоторые предложения эсеров в представительных органах, в том числе в АКЗС, единороссы блокируют, а потом вносят схожие законопроекты от своего имени?

– Скажу так: все бьются за то, чтобы увековечить свое имя в истории, но меня это не касается. Я за это не борюсь. Думаю, в этом случае больше обидно автору документа, который его готовил. Представители "Единой России" уже неоднократно брали что-то из наших сбалансированных законопроектов, направленных на улучшение жизни людей. Обычно они выбирают что-то наиболее резонансное и вбрасывают это. Сергей Михайлович Миронов (руководитель фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в ГД РФ – прим. ред. БФ) постоянно в таких случаях подчеркивает, что это наш законопроект, что его приняли с нашей подачи, также поступает и Александр Молотов (руководитель фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в АКЗС – прим. ред. БФ) здесь, в Алтайском крае. Правильно, что они это делают, но я сам отношусь к этому более спокойно. Для меня главное, что важный для граждан закон в принципе приняли, пусть даже опоздав на 10 лет, и не с нашей подачи, – бог с ним, хоть так. Такие законы призваны помогать людям, которые оказались в сложной жизненной ситуации, поэтому их просто нужно принимать, а не подчеркивать, кто именно это сделал. Меня не беспокоит, от чьего имени его приняли, меня беспокоит, что люди живут не так достойно, как хотелось бы.

– Какие моменты из вашей депутатской деятельности в Госдуме в этом году вы бы отметили?

– Сейчас идет формирование финансовой программы страны, и это первостепенно для любого депутата Госдумы. Что режет глаза? На мой взгляд, трехлетний бюджет открывает хорошие горизонты планирования и видения его формирования, но правительство, по сути, этим не занимается. Первое, что меня не устраивает в этом документе, это "бюджетное правило", что мы отправляем за границу свыше 41 доллара от стоимости нефти. Второе – что производителям сырья возмещают НДС из бюджета – а это порядка 160 млрд рублей. Я считаю, что возмещать НДС из бюджета нужно только высокотехнологичным отраслям экономики. Это одна из реперных точек, где мы не сходимся с правительством в глобальных вещах. Еще я не понимаю, когда говорят о профиците бюджета. Какой профицит, если вы 12 лет отклоняете проекты СР о "детях войны", о сиротах, о помощи многодетным?! Первое, что они пишут: "Нет средств". И после этого мы видим в прошлом году профицит 2,7 трлн рублей, в этом году – 1,5 трлн рублей. Куда уходят эти деньги? Отчетности об этом нет.

Где же в таком случае равные условия? Мы их не видим сегодня ни в жизни людей, ни в подходе к бизнесу. Я убежден, что к бизнесу сегодня должен быть другой подход, и правительство должно его точечно регулировать, особо не вмешиваясь в экономику, но финансируя науку для развития технологий, в том числе осуществляя переход нашей мощной военной отрасли в высокотехнологичные отрасли экономики, параллельно создавая технологии для народного хозяйства. Сегодня точек роста экономики, как таковых, нет.

Стоит коснуться также важности национальных проектов. На сегодняшний день мы имеем 52 % их исполнения, о чем это говорит? Это говорит об отсутствии трехлетнего планирования, о котором нам заявляют. Если бы оно было, не было бы смысла направлять туда сразу все деньги, их можно было бы распределить между сиротами, медработникам, работниками образования, и только какую-то часть оставить на изыскательские работы и составление проектно-сметной документации. На первый год этого хватит, и тогда исполнение нацпроектов будет на 120 %. Мы же видим сегодня, что "пациент скорее мертв, чем жив". Я считаю, что это наиболее глобальные вещи в рамках законотворческого процесса, это база, с которой нужно начинать, а потом уже в рамках бюджета можно обсуждать, что угодно. Я поддерживаю трехлетнюю сущность бюджета, но категорически не согласен с подходом нашего правительства к нему: "Денег мы не дадим". Это бюджет выживания. При наличии огромных средств нам приходится ждать, когда наступит кризис, и мы их потратим. Это неправильно. Давайте мы лучше проживем эти годы, а если случится кризис, тогда и "затянем пояса". Может быть, такой подход будет более справедлив к жителям России?

– Говоря на тему справедливости, в этом году в Заринске начали реконструкцию стадиона "Юность" на месте вашей спортивной площадки. Такое в регионе случается не впервые. Считаете ли вы, что это делается намеренно, скажем, чтобы нивелировать ваш вклад?

– Я могу объяснить такое поведение только слабостью руководителей, их тщедушием и тщеславием. На территории Алтайского края очень много земли, куда ни глянь – все заброшено, но нет, выбирают уже имеющие спортплощадки. Такие методы борьбы с нами я считаю некрасивыми. Когда они снесли нашу площадку в одном из районов, мы в судебном порядке заставили их возвести на ее месте новую, хотя то, что построили потом они, вызывает вопросы. В свою очередь могу заверить, что наши объекты не потеряют своей актуальности и современности еще долгое время, там применены самые лучшие разработки, которые есть на сегодняшний день.

– Вы затронули тему адресной помощи жителям региона. Нередко проблемы простых людей разрешаются только после личного вмешательства кого-то из руководителей, как, например, это произошло в селе Санниково во время визита Дмитрия Медведева. Значит ли это, что у нас в крае управленческая система работает только в ручном режиме?

– Сразу хотелось бы сказать, что ситуация, которая произошла в Санниково, в меньшей степени имеет отношение к губернатору Виктору Томенко. Я его поддерживаю и верю, что он сможет выстроить правильную систему управления в регионе. Уверен, он во всем разберется, у него все необходимое для этого есть.

Что касается нашей работы на местах, мы проводим аналитику всех обращений, которые к нам поступают, решить оперативно удается лишь 7 % проблем жителей, еще 15 % решается потом. Я бы не хотел думать о том, что власть на местах ничего не делает. Я убежден, что все зависит от нас – от всех жителей страны, ни больше, ни меньше. От нашей позиции, активности, компетентности. Прекрасный пример – жители Тальменского района, которые своими силами отремонтировали мост. Я сам рос в деревне, родители на работе с 6:00 и до глубокой ночи. Я знал, что никто, кроме меня, кривой забор мне не поставит на место. У нас что, ни у кого сегодня гвоздя с молотком нет?

Если у жителей есть проблемы, задействовать надо всех: депутатов, СМИ, министров, губернатора. Это и есть методы работы. Если мы ведем себя, как медведи в спячке, и бросаемся что-то делать, только когда нас всколыхнут, проблемы никогда не решатся. Скажу больше: если сейчас взять и завалить деньгами Алтайский край, ничего не поменяется, я в этом глубоко убежден. Для того, чтобы что-то менялось, людям самим надо быть активнее. Я говорю про молодежь, про тех людей, которые еще не устали, которые еще хотят и горят чем-то, я их не вижу.

– Вы сказали, что поддерживаете новую губернаторскую команду, она в свою очередь тоже нацелена на диалог со всеми политическими партиями. Подтверждением стало назначение Владислава Вакаева на пост руководителя краевого Фонда имущества. Кто еще из алтайских справедливороссов мог бы войти в правительство региона и на какие позиции?

– Если говорить о назначении Владислава Вакаева, я, наверное, предложил бы ему должность не в Фонде имущества, а в сфере образования, это его профиль. В любом случае надеюсь, что ему и всей команде удастся сформировать бюджет, сделать проект, провести конкурс. Все эти вещи сделать крайне тяжело. Составляющих успеха всегда очень много, поэтому все должны понимать, что ответственность за это лежит сейчас не только на нем, хотя сам проект он потянет. Владислав Вакаев, как и я, с первого дня в партии, за это время он значительно вырос, поэтому могу только пожелать ему удачи, а обо всех подводных камнях мы с ним уже побеседовали.

Если же говорить о других представителях партии, тут тоже, как говорится, бери любого. Мы очень недооцениваем наш регион. Россия всегда жила Сибирью, нашим сельским хозяйством, крепкими спинами детей села, поэтому не надо забывать, что здесь много способных ребят. Если люди пришли к нам в партию бороться за справедливость, то они с нами до конца именно для этой цели. Они всегда чего-то хотят, за что-то бьются. Кто-то из справедливороссов уже идет управлять на местах, скажем, в поселках, и у них хорошо получается наладить диалог и выстроить взаимоотношения. Хотя я все же выступаю против этого, мы пока не готовы работать в исполнительной власти. Я опасаюсь, что после очередного назначения представителя нашей партии на высокий пост его позже могут показать в негативном ключе, якобы ему дали возможность, а он не справился. Хотя проблема в том, что зачастую тебе на этой должности не дается никаких инструментов и средств, но ты это потом никому не докажешь.

– Как бы вы оценили работу вашей фракции в Алтайском Заксобрании в 2019 году?

– Я бы оценил ее позитивно. Они умеют ставить вопросы, они правильно их прописывают в виде законодательных инициатив, и власти очень тяжело отказывать этой содержательной позиции. Единороссы уже не понимают, как это сделать. Простой пример: ко второму чтению закона о краевом бюджете они приняли 80 % наших поправок. Ни у коммунистов, ни у ЛДПР таких показателей нет. Единороссы понимают, что, отказав сегодня нашей фракции, дальше придется сталкиваться с людьми. Мы всегда публикуем те поправки, которые приняли, и те, что отклонили, чтобы жители региона понимали, о чем идет речь. Корректировка бюджета, безусловно, еще будет и не раз. Но за наши фракции, что в АКЗС, что в Барнаульской гордуме, мне точно не стыдно, потому что они конструктивны и деятельны. Если в следующем созыве краевого парламента нас станет больше, я буду только рад.

– Как в таком случае объяснить итоги единого дня голосования для СР в этом году? Почему не удалось взять ни одного мандата в Барнауле и в АКЗС?

– Это были дополнительные выборы, их результаты не являются определяющими для того, чтобы делать заключительные выводы. Но учесть их для корректировки деятельности обязательно нужно. Я категорически против того, чтобы большинство парламента формировалось из кого угодно. Там должны быть опытные профессионалы. Раскачки нет – тот, кто идет в депутаты, должен заранее напитаться проблемами людей, чтобы, придя в Думу или АКЗС, понимать, как их решать. В 2020 году нас ждут выборы в Крутихе, Славгороде и Шипуново, мы к ним активно готовимся.

Люди вообще не хотят идти в политику, они не совсем открыто, но говорят: "Мы живем своей жизнью, а вы живите своей". Это самое страшное, что может произойти. С 2016 года, когда были последние крупные выборы, в сознании людей очень много всего произошло, это нужно учитывать и понимать, с чем прийти к людям, чтобы забрать их на свою сторону, как добавить профессионализма и чего-то еще. А там посмотрим.

– К следующим выборам в Алтайское Заксобрание, которые пройдут в 2021 году, в краевом парламенте может измениться соотношение "списочников" и одномандатников. Считается, что это будет сделано ради "партии власти", которая теряет рейтинг. Видите ли вы в этом угрозу для СР?

– Очень тревожный звонок. Я, как разумный человек, понимаю, основная канва изменения мажоритарной системы была основана на одном: мы – "партия власти", мы отвечаем за все – точка. То, что происходит сейчас, это просто обман, и люди это рано или поздно поймут. Сейчас единороссы говорят: "Одномандатники ближе к народу". В результате они идут на выборы как беспартийные, а потом формируют из них фракцию "Единая Россия". Это неправильно. Мы точно будем голосовать против таких изменений и на федеральном, и на краевом уровнях.

Все меняется в один миг. Может, когда-то оппозиция все же объединится и победит "партию власти". Другое дело, что договориться с другими оппозиционными партиями ни о чем невозможно, в нашем крае и ЛДПР, и коммунисты всю жизнь выполняли роль штрейхбрейкеров. То их не устраивал Александр Карлин, с которым бились всегда. Пришел Виктор Петрович, он их тоже не устраивает. Это поза или позиция? Если позиция, покажите в чем она заключается. Сколько раз мы предлагали оппозиции поделить на выборах округа, выставить своих кандидатов, где у кого сильнее, но они предпочитали разрывать голоса, и по итогу выигрывала "Единая Россия".

– ...Все же иногда алтайской оппозиции удается выступать единым фронтом, к примеру, за возврат прямых выборов мэра Барнаула. Почему единороссы против? Нужно ли возвращать выборы в других муниципалитетах и по каким критериям?

– Вернуть выборы мэра – это не просто прихоть. Посмотрите на тех глав Барнаула, кто был назначен, и все становится понятно. Каждый последующий хуже предыдущего. Они не слышат никого, занимаются какими-то непонятными вещами, это суть их работы. Хватит уже экспериментов над жителями города, пусть барнаульцы сами решат, какой мэр им нужен. Дайте людям самим выбрать.

– Этот год для представительной власти был знаменателен декларационным скандалом. Среди депутатов-нарушителей в Алтайском крае были и справедливороссы. Какие нарушения в декларациях, на ваш взгляд, допустимы и должны ли депутаты снимать с себя полномочия, если нарушили закон?

– Здесь большую роль играет этический момент. Когда человек идет в депутаты и что-то скрывает от людей, на которых он должен работать, это неправильно. Если он забыл указать какой-то прицеп, я считаю, об этом даже нет смысла разговаривать. Все, что у меня имеется, я всегда отражаю в декларации, это ведь ничего не изменит и не скажет о тебе чего-то дурного. Если ты знаешь, как заработать, как построить систему, можешь это масштабировать и поделиться с людьми, это нормально, я к этому хорошо отношусь. Я вообще хочу, чтобы все у нас были богаты: и духовно, и материально. Человеку не так много нужно, чтобы хорошо прожить, и государство в состоянии ему это обеспечить. Вообще богатство финансовое и духовное несет очень важный аспект в жизни человека – это счастье, и к этому надо стремиться.

Источник: ИА "Банкфакс"

Конституционалист Александр Молотов о президентских поправках в главный документ страны
Владислав Вакаев: Порочный круг можно разорвать только через решение проблемы бедности
Исторический момент. Послание-2020 коснется каждого россиянина
Вера в чудо. Барнаульские эсеры встали на защиту прав барнаульской пенсионерки
Издевательство над народом? Барнаульские эсеры посетили пункт выдачи льготных лекарств
Программа партии
Руководство
Устав партии
История партии
Контакты
Вступить в партию